Interframe Подключение Софт Info Magic Фото Почта Карта Нарвы
Пользователь
Забыли пароль? Регистрация
Сейчас на сайте

Пользователей на сайте: 16

4 пользователя, 12 гостей

slayer volk automeister Virtal

Горячие новости

Уничтоженные гравийные дорожки на променаде - это
Счётчики

LiveInternet

Рейтинг@Mail.ru



CCCP: forever или никогда? (5) 1376 0

Целью правительства было прекратить постепенное, шаг за шагом, сползание Эстонии под контроль России. Премьер-министр Андрус Ансип пишет, что он уверен в том, что перенос Бронзового солдата был единственной возможностью сохранить достоинство Эстонской Республики, а в длительной перспективе и само государство.



Андрус Ансип, премьер-министр
Напряжение вокруг проблемы Бронзового солдата спадает. Но время от времени встает вопрос: а нужно ли было все это? Разговоры об интеграции начинают надоедать людям, а сообщения о скрытых экономических санкциях России — перестают беспокоить.

Такую красивую весну испор­тили!

Разумеется, произошедшее потрясло и меня. Поэтому я задался вопросом: а нельзя ли было сделать это как-нибудь по-другому? Но несмотря на материальные и моральные потери, которые понесло эстонское общество, я все больше убеждаюсь в том, что перенесение памятника было единственной возможностью сохранить достоинство Эстонской Республики, а в длительной перспективе — и само эстонское государство. Думаю, что это поймут когда-либо и те люди, которые в интересах кажущегося гражданского согласия и внешнего спокойствия отодвинули бы решение этой проблемы на будущее.

До тех пор, пока в один прекрасный день мы бы не осознали, что уже безнадежно поздно. Вместо Бронзового солдата мы должны были бы заниматься еще более серьезными проблемами, которые не оставили бы от нашего гражданского согласия и спокойствия камня на камне.

У нас не было никаких иллюзий в отношении того, что празднование 9 мая на Тынисмяги прошло бы радостно, под аккомпанемент гармошек. К масштабным провокациям готовились как эстонские, так и русские радикалы, готовилась и Москва.

Вспомните, что Кремль начал масштабную антиэстонскую кампанию не 26 апреля, а более чем полгода назад. Свою позицию они излагали в форме угроз. Напомню, что к тому дню Таллиннская городская управа уже выдала разрешение Юри Лийму и его компании провести 9 мая на Тынисмяги свое мероприятие. Наивно выглядела также надежда на то, что если бы правительство не вмешалось до 9 мая, то после этого русские и эстонцы смогли бы торжественно вместе перенести памятник на новое место. «Ночной дозор» создавали не для этого.

К счастью, нам уже никогда не придется узнать, каких жертв нам могло бы стоить 9 мая, если бы правительство не проявило инициативу.

И все-таки наша самая большая проблема это не вандалы. Несколькими сотнями людей с уголовным прошлым занимаются органы охраны правопорядка. Особых надежд воспитать из них лояльных к Эстонской Республике граждан мы не питаем, но все-таки они есть. По крайней мере теперь мы знаем, кто они и где они находятся. И мы сможем лучше защитить от них эстонское государство.

Наша проблема — это гораздо более широкая группа населения, недостаточно нами понятая. Мы легкомысленно верили, что, если мы вошли в Евросоюз и НАТО, то у нас нет больше причин ждать опасности из прошлого. Мы не заметили или не хотели заметить, что резко изменившаяся политика России может также изменить настроения живущих в Эстонии людей, причем незаметно даже для них самих.

Пару последних лет российские СМИ целенаправленно поддерживали политику Кремля, которая основана на восстановлении уважения к ценностям и символике прежнего тоталитарного государства. Вернули как гимн Советского Союза, так и красное знамя с серпом и молотом.

Когда Эстония восстановила свою независимость, то и Россия признавала наличие пакта Молотова — Риббентропа. А сейчас его отрицают, случившееся не анализируют и о нем не сожалеют. История опять на замке. Где наши президентские регалии, университетское имущество? Где похоронены эстонские офицеры?

До 26 апреля Россия не воспринимала наше государство серьезно. Она считала, что все равно мы подчинимся ее требованиям и что она имеет право нас захватить или освободить. Это уж как получится. В качест­ве повода годятся как бегство подводной лодки Orsel и торпедирование «Металлиста», так и Бронзовый солдат. Да что угодно!

Теперь, после решительной реакции Евросоюза, НАТО и Эстонской Республики ситуация кардинально изменилась. Цитирую профессора Рейна Таагепера: «Теперь опасность России не столь реальна. /.../ Так может, теперь и мы сами будем более серьезно относиться к парламентарной Эстонской Рес­публике».

Мы не хотим ссориться с Россией. Мы хотим поддерживать хорошие, добрососедские отношения. Предпосылками добрососедских отношений является то, что Москва в конце концов должна будет смириться с независимостью как Эстонии, так и других соседних государств.

Но последние годы показали, что Москва мыслила в диаметрально противоположном направлении. Однако ведь всего несколько лет назад даже в голову не приходило, что по улицам Таллинна будут маршировать с лозунгами «CCCP forever!»

Пять лет назад только небольшая часть русского населения проявляла интерес к Бронзовому солдату. За пару последних лет эта скульп­тура стала, как утверждают, важнейшей частью идентитета нашей русской общины. Уверен, что это преувеличение. Но вынужден признать, что я недооценил важность и значение Бронзового солдата для русских людей.

С другой стороны, я переоценил приверженность тысяч жителей Эстонии к эстонскому государству.

Многие люди стали считать, что его и не существует. Лишь теперь они неожиданно открыли для себя, что государство есть, а его реакция весьма ощутима.
Теперь каждый должен определиться и дать себе отчет в том, к какому государству он себя причисляет.

Очевидно, что эти дни как эстонцы, так и русские откровеннее, чем когда-либо раньше, говорят о том, как сосуществовать и жить дальше. Конечно, не обходится без лишних эмоций, излишней остроты и проявления национального эгоизма.
Наверняка и я произнес кое-что лишнее, о чем сейчас сожалею. Но я уверен, что сейчас эстонцы понимают русских гораздо лучше, чем до 26 апреля, как, надеюсь, и русские эстонцев. Потихоньку прививается понимание того, что нельзя называть оккупантами тех русских, которые сейчас живут в Эстонии, также как несправедливо называть эстонцев фашистами. Только лучше понимая друг друга, мы сможем уменьшить взаимные подозрения и углубить взаимное доверие.

С каждым днем растет число тех русских, которые понимают, что переносом Бронзового солдата на Военное кладбище правительство не хотело оскорбить чувства русских жителей страны. Наше желание было прекратить постепенное, шаг за шагом сползание Эстонии под контроль России, как это предус­матривал план советизации, одним из средств реализации которого была выбрана проблема Бронзового солдата. Даже если для многих местных русских Бронзовый солдат действительно является символом уважения к памяти павших в честном бою солдат, то все равно нельзя отрицать того, что именно памятник на Тынисмяги превратили в место раздувания вражды и противостояния к эстонскому государству.

За решение перенести Бронзового солдата проголосовало и Рийгикогу. Это было отнюдь не сольная ария одного политика или партии. Но понятно, что ответственность за произошедшее несет правительство и прежде всего — премьер-министр.

Да, уже год назад, отвечая на воп­росы журналистов, я прямо, мо-жет быть, даже чересчур прямо, сказал, что Бронзового солдата следует перенести.

Несмотря на это тема Бронзового солдата не нашла отражения ни в одном из предвыборных документов Партии реформ. Это не было частью нашей предвыборной кампании. Это была проблема, от которой не мог так просто отвернуться ни один ответственный политик. Хотя я понимаю, что по таким воп­росам никогда не возможно добиться полного консенсуса. Особенно отыскивая ответы на такие вопросы: «как?» и «когда?».

Да, год назад я считал невозможной саму мысль о переносе Бронзового солдата под покровом ночи или в предрассветных сумерках. Но год назад я и предположить даже не мог, какой ночной погром придется пережить Таллинну.

Я сожалею, что нам не удалось избежать насилия. Но совершенно точно, что виноваты в этом не полицейские. Их смелость достойна признания, и несомненно, что правительству опять придется подумать, как повысить общественную значимость и оплату труда полицейских.

Может быть, когда-нибудь мы придем к пониманию того, что эти самые полицейские русской и эстонской национальности на самом деле были борцами за свободу нового времени. То, что в 1991 году было завоевано только словами — право иметь достойное свободное государство, теперь нужно было отстаивать силой.

Я уверен, что необходимость серьезно считаться с эстонским государством в далекой перспективе принесет нам и экономическую выгоду. Только нужно немного терпения — все хорошее сразу не получишь.

16.05.2007 00:01


http://rus.postimees.ee/170507/glavnaja/mnenie/16413_1.php

Эстония Прямая ссылка Добавил: Virtal 19.05.2007 01:46

|


Комментарии

  • Bioniti

    Bioniti 19 мая 2007 г. 9:07:17 Ссылка

    Дерьма кусок !!!

  • Kato

    Kato 19 мая 2007 г. 10:27:34 Ссылка

    Блин я фигею столько чуши написано. “Кремль начал анти эSSтонскую пропаганду еще пол года назад …” Они кем себя считают? Сверхдержавой еще одной чтоли?

  • leo1

    leo1 19 мая 2007 г. 14:48:16 Ссылка

    Эфиопы…одним словом… :Z)

  • sweeper

    sweeper 20 мая 2007 г. 11:17:27 Ссылка

    “Пару последних лет российские СМИ целенаправленно поддерживали политику Кремля, которая основана на восстановлении уважения к ценностям и символике прежнего тоталитарного государства. Вернули как гимн Советского Союза, так и красное знамя с серпом и молотом”

    сам придумал? или в России уже поменяли свой флаг?

  • sweeper

    sweeper 20 мая 2007 г. 11:22:09 Ссылка

    “Мы не хотим ссориться с Россией. Мы хотим поддерживать хорошие, добрососедские отношения. Предпосылками добрососедских отношений является то, что Москва в конце концов должна будет смириться с независимостью как Эстонии, так и других соседних государств.”

    Это мне ещё больше “понравилось”. “Нет, мы не хотим ссориться с Россией. Она великая страна. Ну просто мы ночью, никого не оповещая, перенесли не имеюший никакого отношения к России памятник. Мы же не хотим с ней ссориться. Мы хотим поддерживать хорошие, ДОБРОСОСЕДСКИЕ отношения.”

    Говорит одно, а на самом деле совсем другое. Как можно плевать откровенно человеку в лицо, а потом с наивными глазками говорить что дружба с тобой для меня очень важна? Это ли не верх лицемерия?

  • Добавить комментарий

    Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы
    не вводить код безопасности каждый раз.