Interframe Подключение Софт Info Magic Фото Почта Карта Нарвы
Пользователь
Забыли пароль? Регистрация
Сейчас на сайте

Пользователей на сайте: 36

1 пользователь, 35 гостей

slayer

Горячие новости

Уничтоженные гравийные дорожки на променаде - это
Счётчики

LiveInternet

Рейтинг@Mail.ru



И снова «нерусский вопрос»

Эстонская полиция заинтересована в том, чтобы на службу приходили получившие хорошую специальную подготовку и владеющие эстонским языком русскоязычные сотрудники. Вот только просочиться сквозь сито вступительных экзаменов в Полицейский колледж Академии национальной обороны (единственном на сегодня в стране учебном заведении, готовящем специалистов для полиции) этим самым русскоязычным, по их словам, невероятно сложно.

Представьте себе такую картинку. Таллинн, Ласнамяэ, «русская глубинка». Группа местных «шпанят» лет по 10-12, не имеющих возможности записаться в платную спортивную секцию, но брызжущих энергией во все стороны, развлекается на улице, как может, то и дело выходя за рамки дозволенного. Кто-то из жильцов близстоящих домов, устав призывать молодежь к порядку (а может быть, и опасаясь), звонит в полицию. Патруль по вызову приезжает, из машины выходят двое-трое полицейских, и ни один из них не может свободно объясниться с юными хулиганами на их родном (а значит, самом понятном) языке. Лишь общие заученные фразы.

Каким предположительно будет в этой ситуации результат от вмешательства стражей порядка в воспитательный процесс? В лучшем случае, мальчуганы похихикают над неумеющими парировать их «остроумные» фразы полицейскими.

А если взять профилактику, на которую полиция делает упор, и особенно учитывая весьма непростую ситуацию в «русскоязычных» регионах Эстонии, так там вообще не обойтись без полицейских именно с русской ментальностью и умением общаться на доступном этому контингенту языке.

Проблемы уже возникали. Ровно два года назад «Молодежка» писала об одном многозначительном казусе, произошедшем в Департаменте полиции, когда встал вопрос о подходящей кандидатуре на должность главы создававшейся в то время новой Ида-Вируской префектуры полиции. Вдруг оказалось, что в полиции очень сложно найти человека с подходящим образованием, при этом достаточно хорошо владеющего русским языком. Потому что госязык - это одно, а жизнь вокруг - совсем другое. Это к вопросу о том, нужны ли нам образованные русские в государственных структурах.


О тесте эстонском замолвите слово..

В нашей предыдущей публикации на эту тему («Нерусский вопрос», «МЭ»-«Суббота», 23 июля 2005 г.) мы обратили внимание на существенные различия, бросающиеся в глаза при знакомстве с образцами тестов по эстонскому языку, предлагавшимися в этом году (впрочем, как и ранее) на экзаменах в Академии национальной обороны (Sisekaitseakadeemia) отдельно для выпускников русских и эстонских школ.

Цитата: «...Тесты по эстонскому языку в академии теперь сдают все поступающие поголовно: и выпускники русских школ, и те, кто окончил эстонские школы. Но они различаются между собой, как день и ночь.

Так, тест для выпускников школ с эстонским языком обучения состоит из двух частей. В первой (орфографической, ну, совсем элементарной, рассчитанной не иначе как на третьеклассников) требуется вставить пропущенные буквы в десяти предложениях, мало соотносящихся, надо заметить, с полицейской тематикой. Общие фразы, например, как пишется бульвар Каарли, с большой или маленькой буквы.

Вторая часть - краткое эссе на заданную тему.

Зато тест для выпускников русских школ выглядит не в пример солиднее. Он состоит из трех частей: первая - достаточно сложные вопросы по специальности, вторая - чтение текстов, ответы на вопросы, составление предложений с использованием заданных слов, представление аргументов за и против по предложенным преподавателем темам, третья - изложение.

Практически тот самый широко известный набор, что предлагается Государственным экзаменационно-квалификационным центром для сдачи экзаменов на средний уровень владения эстонским языком. Иными словами, дубль-тест, который выпускники русских школ вынуждены повторно сдавать после того, как уже «отбомбились» по языку на обязательных государственных экзаменах в школах и получили соответствующие сертификаты. С той лишь разницей, что в академии тесты имеют ярко выраженную «специализацию». Но оцениваются столь же строго и предполагают практически идеальное владение эстонским языком.

Таким языком, какого многие эстонцы, особенно молодые, уже и не знают».


Повальный аудит

После этой публикации гендиректор полиции Роберт Антропов распорядился провести в Академии национальной обороны аудиторскую проверку (в пределах компетенции ведомства) с целью подтвердить или опровергнуть изложенные газетой факты.

Проверкой занимался руководитель бюро внутреннего аудита Департамента полиции Яан Теддер. И по его словам, кое-какие моменты, касающиеся, в частности, бывшей школы полиции, которая раньше была подразделением департамента, а сейчас переподчинилась МВД, или, вернее, экзаменационных тестов, действительно заслуживают особого внимания. Однако решать их нужно общими усилиями Академии национальной обороны с ее языковым центром, составляющим тесты, Министерства внутренних дел, Языковой инспекции и прочих ведомств, имеющих то или иное отношение и к данному учебному заведению, и к эстонскому языку.

А еще до нас донеслись слухи, что в некоторых госучреждениях, и в полиции в том числе, после нашей статьи появилась и даже приобрела временную популярность новая настольная игра под рабочим названием «Реши оба теста и определи, какой из них легче».


Шерше ля фам!

А некоторые вопросы, по мнению «игроков», даже достойны отдельного упоминания. В частности, вопрос номер 6 из первой части взятого на интернет-странице образца теста, предназначенного для определения (внимание!) степени владения эстонским языком у выпускников школ с русским языком обучения.

Пример (дословно по тексту): «Uues tookohas tundub vaga avar! Vaade on ilus. Varem olid meie toimetusel trellitatud aknad, kust avanes vaade tehase hoovi. Vanas kohas olid meil kabinetid. Nuud on tootajad eraldatud vaheseintega. Kord nadalavahetusel, kui kedagi tool ei olnud, jain lifti kinni. Soitsin umbes kumme minutit liftiga ules-alla. Lopuks jai see suvalisel korrusel seisma. Parast seda motlesin, et hakkan jala kaima. Aknad ei kai lahti, ventilatsioon on samuti vist kehvapoolne, sest kui paike paistab, on tool olemine nagu pikk saunaskaik. Seal voib olla umbes 25 kraadi sooja, aga see tundub ikka liiga palavana».

Вопрос: Mis NAISELE uues tookohas meeldib?

Вот вам одна из загадок для экзаменуемых, понятная и без специального перевода на русский язык: найдите в вышеприведенном тексте хоть одно упоминание о женщине, вызвавшей столь живой интерес у того, кто сей вопрос составил. Если вам это удастся, считайте, что вы гениальный человек, весьма и весьма подходящий для работы в полиции, в частности, в такой службе, как розыск.

Ибо женщина (naine) если где-то и присутствует, то далеко за кадром. Вернее, за прямой речью, принадлежность которой именно женщине (с учетом специфики эстонского языка, где нет указаний на род как таковых) никак не определишь.

Возможно, это опечатка. Но если подобные опечатки встречаются в тестах регулярно, можно представить себе, как сложно в и без того стрессовых условиях экзаменов с этими тестами справляться. А согласно существующим в академии правилам, если хотя бы одна часть теста оценена в 0 (ноль) баллов, весь тест считается несданным. Вот и вся «игра».

И это только одна, первая из трех, часть теста. Есть еще, как мы помним, чтение текстов, ответы на вопросы, составление предложений, изложение и прочий «простор для творчества», столь же свободно и оценивающийся.

Но вернемся к нашей новой настольной игре. Надо заметить, что откровенно равнодушных среди «вольноиграющих» в этот академический ребус не оказалось, а мнения о тестах разделились резко полярно и независимо от национальности и языка общения, причем сама система этого «раздвоения» так и осталась неразгаданной как непосредственно участниками настольной игры, так и нами.

В одном «игроки», они же вполне независимые эксперты, пришли к согласию: тесты действительно разные по сложности заданий, и те из них, что разработаны для выпускников эстонских школ, есть орфография в чистом виде, а для русских - и орфография, и грамматика, и стилистика, и психология, и способность логически мыслить, и многое другое в одном флаконе.

И справедливее было бы тесты уравнять. Хотя бы для того, чтобы не было причин лишний раз говорить о дискриминации и вспоминать советские времена, когда не подходящего по какой-либо (например, национальной) причине абитуриента при поступлении в вуз могли легко «завалить» на сочинении. Потому что там придраться можно было к чему угодно. Без объяснения причин.


Ошибки будут учтены?

Как сказала «МЭ» заведующая общим отделом Академии национальной обороны Кайре Сядеметс, апелляций в связи с несданными тестами по эстонскому языку в этом году было достаточно: «Но если человек не владеет языком, то не владеет. Какие могут быть претензии?»

А на вопрос, велик ли в этом году процент принятых в академию выпускников русских школ, она ответить не смогла, так как учета такого не ведется, ибо «у нас учатся эстонские граждане, а национальность в синем паспорте не отмечается».

Связаться с составителями тестов, сотрудниками языкового центра при Академии национальной обороны нам не удалось по причине летних отпусков. Но по словам Яана Теддера, кое-какие планы в отношении будущего «поступательного» сезона там имеются.

В частности, среди предложений значится организация 100-часовых курсов (плюс недельного интенсивного курса) эстонского языка для абитуриентов, окончивших русские школы. Эти курсы, по мнению сотрудников языкового центра, поддержанному сотрудниками Департамента полиции, могли бы заканчиваться тестами, результаты которых шли бы в зачет на вступительных экзаменах.

И еще один существенный момент, о котором подумали в языковом центре: поскольку значительно возросло число русскоязычных абитуриентов, сдающих вступительные тесты по эстонскому языку, есть все основания в следующем году специально пригласить на экзамены учителя эстонского языка как иностранного. А это уже кое-что.


Внимание, дополнительный набор!

В Академии национальной обороны продолжается прием на дневное бюджетное (бесплатное) обучение по специальности «коррекция» (специалист среднего звена для работы в тюрьмах) и на заочное (платное) обучение по специальности «спасательная служба».

«Для русскоязычной молодежи это одна из возможностей получить в государственном ведомстве работу с надежной и приличной зарплатой, а также с различными социальными гарантиями», - отметила в связи с этим Кайре Сядеметс.

Документы от ранее несудимых, душевно и физически здоровых, имеющих среднее и среднее специальное образование граждан Эстонии принимаются до 18 августа, приемные экзамены состоятся с 23 по 25 августа. Дополнительную информацию можно получить по телефону 696 54 17 и в Интернете по адресу: www.sisekaitse.ee.

И что важно - именно к поступающим на эти две специальности на экзаменах по эстонскому языку предъявляются самые несложные требования.

Как сказал «МЭ» один сотрудник Департамента полиции, «когда тушишь пожар, со шлангом разговаривать необязательно». Что правда, то правда - пожарному болтать особо некогда: ни по-эстонски, ни по-русски.



P.S. На днях одна знакомая озадачилась вопросом на тему, почему столько шума вокруг поступления именно в Академию национальной обороны, ведь с другими государственными вузами таких проблем нет. Мало того, в этом году в ТТУ даже дополнительный набор объявили ввиду недостатка студентов. А чего думать-то, если ответ очевиден: эта академия - единственное в Эстонии учебное заведение, которое готовит чиновников для государственной службы. А это, в свою очередь, означает надежную и приличную зарплату, различные социальные гарантии и, что немаловажно, неплохие пенсии в светлом будущем.

Чего тут думать-то?

Любовь СЕМЕНОВА
moles.ee

Чти-во Прямая ссылка Добавил: slayer 06.08.2005 18:48

|


Добавить комментарий

Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы
не вводить код безопасности каждый раз.