Interframe Подключение Софт Info Magic Фото Почта Карта Нарвы
Пользователь
Забыли пароль? Регистрация
Сейчас на сайте

Пользователей на сайте: 26

3 пользователя, 23 гостя

stepanco Demon automeister

Горячие новости

Уничтоженные гравийные дорожки на променаде - это
Счётчики

LiveInternet

Рейтинг@Mail.ru



Сложное время

Рынок роскоши – территория условностей и коварства. Люди платят не столько за качество вещей, сколько за висящие на них брендовые лейблы и обеспечиваемую ими – как самой конвертируемой валютой! – имиджевую ценность. На этом фоне сегмент часового люкса выглядит, пожалуй, наиболее честным из всех прочих: сложные часы всегда будут стоить дорого уже хотя бы потому, что в них вложено много ручного труда и ювелирной механики.

Так что мы не станем говорить о разнице между себестоимостью элитных хронометров и их розничной ценой, а остановимся на анализе их запутанного внутреннего мира. На усложнениях, за которые мы платим так много и которыми пользуемся так редко.

Что такое усложнения? – спросит неподготовленный читатель. Ответим на этот вопрос так: это устройства, выполняющие в часах любую функцию, помимо основной – показа текущего времени. То есть окошко указателя даты или дня недели – тоже усложнение, только самое простое. Хотя, если рассматривать указатель даты в качест­ве верхушки такого «айсберга», как вечный календарь, детальное описание его «подводной части» займет не одну страницу… В списке самых почитаемых усложнений числятся функции хронографа, вечного календаря лунных фаз и минутного репетира. Особняком стоит турбийон, который не является самостоятельной функцией, но при этом весьма престижен и технически совершенен.

Мы возьмем на себя смелость оценить прикладную ценность каждого из перечисленных чудес часовой механики по пятибалльной системе. Пять баллов – усложнение полезно и исправно и регулярно служит своему обладателю. Ноль баллов – пользы от дорогостоящего наворота никакой, кроме пускания пыли в глаза друзьям и конкурентам. Правда, мы не берем в расчет удовольствие, получаемое от красивой игрушки, хотя именно такой субъективный подход зачастую и определяет выбор предметов роскоши.

Хронограф //2-3 балла
С момента появления быстрой секунд­ной стрелки часовые инженеры пытались заставить ее работать сепаратно и «научить» останавливаться по прихоти обладателя. Но старинные механизмы не позволяли производить эту вроде бы нехитрую операцию, так как стрелка находилась в жестком взаимодействии с остальной рычажно-шестереночной системой. Последовали растянувшиеся на долгие годы теоретические и практические изыскания. Самые первые хронографы – то есть часы, умеющие замерять временные отрезки, – в полной мере соответст­вовали своему названию, составленному из двух слов: chronos – «время» и graphos – «писать»…



Breitling Navitimer Olympus
Пожалуй, одни из немногих сложных часов, функции которых с большой долей вероятности востребованы. Марка Breitling любима пилотами во всем мире, и поэтому хронограф с тремя счетчиками и логарифмическая линейка с выгравированной на задней крышке таблицей мер веса, длины и объема редко когда простаивают без дела. Приятным дополнением к перечисленному является «квазивечный» календарь, который необходимо корректировать лишь раз в четыре года – 29 февраля. Тираж эксклюзивной серии – 25 экземпляров.

Говорят, что прототип «нарезателя времени» был изобретен самим Абрахамом Луи Бреге, но каких-либо серьезных документальных свидетельств этого не сохранилось. Достоверно известно, что подобную задачу еще в XVIII веке пытались решить многие английские мастера, среди которых особенно выделялись Джон Харрисон и Джордж Грэхэм. Однако пионером все-таки, скорее всего, был француз Николя Матье Рьеуссек. В 1821 году он запатентовал «пишущий» хронограф (тавтология вроде «масла масляного», но по-другому не скажешь), отмечавший минуты чернильными точками прямо на циферблате. Современный же трехкнопочный вариант с останавливающейся стрелкой придумал швейцарец Адольф Николь в 1844 году. Система оказалась настолько непростой, что автор доводил ее до совершенства еще целых восемнадцать лет.

Самым престижным типом данного усложнения считается сплит-хронограф (от англ. to split – «расщеплять») с парой секундных стрелок-счетчиков, позволяющих засекать короткие отрезки времени в пределах одного длинного. Или, иначе говоря, фиксировать промежуточные финиши. Модель с этим усложнением легко узнать по своеобразным «ножницам», которые образуют две нанизанные на «материнскую» ось секундные стрелки – основная и хронографа. Кроме этого сущест­вует еще один тип хронографа – так называемый fly-back, в котором обнуление счетчика и начало отсчета следующего отрезка времени происходит посредством единственного нажатия на кнопку. Независимо от разновидности данная функция требует идеальной точности регулировки, иначе весь механизм окажется расстроенным.

Что касается полезности хронографа в его самых дорогих вариантах, то возьмем на себя смелость в ней усомниться. Этой функцией исправно пользуются, пожалуй, лишь профессиональные спортсмены, а таковых среди обладателей элитной микромеханики не так уж много. Прибавим к ним любителей активного образа жизни, периодически испытывающих возможности своего организма (джоггинг, дайвинг, горные лыжи и т.д.), и придем к неизбежному выводу, что счетчики хронографа гораздо чаще простаивают без дела. Ну и что? Чем больше стрелок, тем круче. С этим не поспоришь.



Вечный календарь //5 баллов
Весьма престижным – и самым полезным, на наш взгляд – усложнением считается календарь и, как правило, сопряженный с ним указатель лунных фаз. Имени того, кто впервые дополнил этой функцией часы (сначала башенные, потом настенные, а затем карманные и наручные), история не сохранила, но, поскольку идея лежала на поверхности, можно предположить, что авторство оспаривали бы многие. Первый патент на Quantiene Perpetual – карманные часы, отсчитывавшие месяцы разной длины, – в 1795 году зарегистрировал Бреге. Массовая интеграция «перпетюэлей» в карманные хронометры началась в середине XIX столетия – одновременно с увлечением турбийонами, репетирами и прочими приятными дорогими мелочами подобного рода.

Breguet Classique Tourbillon Chronograph
Комбинация турбийона и хронографа встречается не так часто, как хотелось бы. Основная причина – значительная энергозатратность обоих усложнений, напрямую влияющая на запас хода. Но Breguet знает о турбийонах все и даже немножко больше и поэтому сочетает их с чем угодно. Гениальное просто: корпус из белого золота, фирменные синие вороненые стрелки и незамысловатое гильоше. Можно побиться об заклад, что кнопки хронографа навсегда останутся девственно неприкосновенными.
Тираж эксклюзивной серии – 25 экземпляров

В отличие от простого календаря (те самые окошки с выск акивающими цифрами и названиями дня недели или месяца), уже давно ставшего привычным спутником многих недорогих хронометров, «вечный» остается привилегией элитных калибров. Это настоящий «механический компьютер», по сложности превосходящий все прочие часовые чудеса, включая культовый турбийон. Его многочисленные детали «запрограммированы» так, что на протяжении десятилетий и даже столетий – то есть вечности в сравнении с человеческой жизнью – будут точно показывать исчерпывающую календарную информацию без малейшего вмешательства извне. Например, настроенная сегодня модель Da Vinci от IWC при регулярном подзаводе послужит эталоном точности аж до 2499 года, безошибочно распознавая продолжительность каждого месяца и високосные годы. Незаменимая вещица для пунктуального человека, стремящегося с пользой прожить каждый отведенный ему день!



DeLaneau Dome Tourbillon Le Soleil
Один из серии турбийонов, созданных DeLaneau в 2004 году специально для дам. Верхняя арка украшена 58 бриллиантами, мост «вихря» инкрустирован 24 бриллиантами, заводная головка и боковины арки также помечены гранеными алмазами. Над циферблатом поработал известный часовой гравер Киз Энгельбартс. Модель существует в единственном экземпляре и, скорее всего, к тому времени, когда вы прочитаете эти строки, уже займет место в частной коллекции. В данном случае вопрос не столько в функциональной ценности часов, сколько в том, будут ли их носить вообще.

А вот указатель лунных фаз можно расценивать в первую очередь как украшение, потому что если и есть на белом свете люди, регулярно следящие по часам за формой Луны, то таковых очень и очень немного. Диск с двумя нарисованными спутниками Земли совершает полный оборот почти за два месяца – а если быть точным, то за 59 дней и полтора часа. Хотя точность здесь мало кого интересует: главное – ощущение на запястье маленького космоса. И конструкторы прикладывают все свои силы, чтобы это ощущение было наиболее полным. Harry Winston поместил в Opus4 необычно большие Луны, художественно испещренные кратерами; De Bethune решил задачу в трехмерном варианте, заменив диск на полусферу, а в некоторых моделях A.Lange & S?hne (да и других марок) диски указателя, помимо собственно Луны, украшены созвездиями Малой Медведицы или Южного Креста (для жителей Северного или Южного полушария соответственно).

Репетир и бой //2-3 балла
Давным-давно, когда электричество делало первые шаги, а из люминесцентных веществ был известен только вредоносный фосфор, часовые циферблаты освещались в темноте при помощи открытого пламени. Однако постоянно носить с собой свечу или лучину с довеском в виде кресала было не очень удобно – и поэтому проблему пытались решить механическими способами. В 1680?х годах англичанин Дэниэль Куэр сконструировал хронометр, отзванивавший колокольчиками часы и четверти часов по желанию владельца.



Ulysse Nardin Freak
Эти часы произвели фурор на Базельской выставке 2002 года. «Карусельный» турбийон и часть механизма выполняют в них роль… стрелок. При этом запас хода составляет впечатляющий для модели с усложнением недельный период. Оригинально исполненное содержание обеспечивает простое и ясное функционирование: никаких дополнительных кнопок и малопонятных стрелок. Можно использовать на все сто – как часы, показатель статуса и занятную игрушку.

Нажал на рычажок – и узнал время с точностью плюс-минус пятнадцать минут. Устройство назвали «репетиром», от французского repeter – «повторять». Его постоянно совершенствовали, и вскоре «повторениям» стали доступны не только четверти часа, но и минуты. И все бы хорошо, но колокольчики, объемные по определению, исключали использование репетира в миниатюрных по сравнению с напольными и настенными карманных хронометрах. Выход из положения нашел все тот же Бреге, заменивший колокольчики плоскими полосками-гонгами, которые занимали минимум места, а звучали гораздо чище и звонче. Обычно в моделях с репетиром стоят два гонга; если же их больше, то такие репетиры называют «карийонами» – по аналогии с музыкальным колокольным инструментом. Звучание наручных карийонов завораживающе красиво, объемно и напоминает перезвон колоколов крошечных невидимых церквушек



Longines Evidenza Chronograph
Бочкообразный корпус из желтого или розового золота смотрится весьма эффект­но, будучи украшенным счетчиками хронографа. Семейство Evidenza было выпущено в 2003 году в стиле популярной в середине 1920-х годов коллекции Longines. Создателям удалось осовременить классику, переработав стиль ар-деко в точном соответствии с дизайнерскими веяниями третьего тысячелетия. Засекать ли таким хронографом спортивные результаты или просто довольствоваться его внушительным обликом на запястье – каждый решает для себя сам.

В начале ХХ века к репетирам добавился бой в своих большой и малой разновидностях. Большой бой автоматически отзванивает каждые час и полчаса (иногда также четверти часа), а малый – только часы.

Понятно, что в век высоких технологий, когда время можно узнать где угодно и как угодно, мало кто будет среди ночи нажимать на кнопки и терпеливо выслушивать длинную звуковую комбинацию, мысленно переформатируя ее в четыре искомые цифры. В десяти случаях из десяти человек бросит беглый взгляд на светящийся дисплей электронного будильника и снова погрузится в сладкий сон. Но моральную ценность этого усложнения трудно переоценить уже хотя бы потому, что репетир услаждает не одно, а два человеческих чувства: зрение и слух. И делает это в высшей степени искусно и изысканно.

Турбийон //0-5 баллов
Седьмого мессидора года девятого по Республиканскому календарю французский швейцарец Абрахам-Луи Бреге получил патент на занимательную машинку под названием «Регулятор турбийона». Так родился самый сложный, самый дорогой и, судя по всему, самый бесполезный узел часового механизма.

На словах принцип действия турбийона довольно прост. Как известно, сердце любого хронометра, состоящее из балансового колеса, спирали, анкера (рычага) и спускового колеса, в определенной степени подвержено влиянию земного тяготения, играющего постоянно меняющимся центром тяжести означенной системы и, соответственно, влияющего на точность хода. Бреге не стал экспериментировать с формами и взаимным расположением деталей, а подошел к решению проблемы «аритмии» с другой стороны. Он поместил всю вышеназванную ходовую механику в подвижную каретку-ротор, совершающую один оборот в минуту в противоположном направлении. Таким образом, гравитационные погрешности уравнивались, съедали друг друга и позволяли стрелкам двигаться с равномерностью, близкой к идеальной.

Современные турбийоны собираются из 40-90 частей и весят 0,2-0,6 грамма! Согласитесь, есть за что платить огромные деньги, если бы не одно «но». Изначально турбийон проектировался для карманных часов – то есть для механизмов, большую часть времени тикающих в вертикальном положении в состоянии покоя. Наручный же хронометр, как известно, постоянно следует за запястьем, крутится на нем и претерпевает порой весьма сильные перегрузки. Значит ли это, что наручный турбийон бесполезен? Увы и ах. И это подтверждается множеством авторитетных мнений и лабораторных исследований.

Добавим лишь, что он по-прежнему остается главным тестом для часовой мануфактуры, вознамерившейся попасть в элиту производителей. Это не функция, но составная часть механизма, отвечающая за повышенную точность хода и потребляющая значительную часть энергии завода.



Vacheron Constantin Minute Repeater (ref.300010)
Репетиры – излюбленный конек знаменитой мануфактуры, с годами только прибавляющий резвости. Эта аскетичная с виду модель представляет собой реплику репетира 1942 года. Корпус из платины или золота содержит в себе гладкий циферблат с двумя стрелками, четырьмя римскими цифрами и восемью часовыми метками. Наличие репетира выдают характерный рычажок слева и, конечно же, прозрачная задняя крышка, сквозь которую хорошо виден сложный механизм с гонгами. Такими часами грех не пользоваться по назначению.

Изобретенный Бреге как компенсатор воздействия силы тяжести на систему баланс – спираль – спуск, турбийон давно стал вещью в себе, самоценным дополнением, на порядки удорожающим любой механизм. Соорудить его – все равно что подковать блоху. Или даже труднее, потому что состоит он из нескольких десятков деталей общим весом менее 0,5 грамма. Польза от него – как от сверкающего в драгоценной оправе бриллианта, с той лишь разницей, что бриллиант стоит дешевле.

АЛЕКСАНДР ВЕТРОВ
cigarclan.ru

Интересности Прямая ссылка Добавил: slayer 24.02.2006 00:08

|


Добавить комментарий

Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы
не вводить код безопасности каждый раз.