Interframe Подключение Софт Info Magic Фото Почта Карта Нарвы
Пользователь
Забыли пароль? Регистрация
Сейчас на сайте

Пользователей на сайте: 30

1 пользователь, 29 гостей

t1ger

Горячие новости

Уничтоженные гравийные дорожки на променаде - это
Счётчики

LiveInternet

Рейтинг@Mail.ru



Бывший директор Кренгольма пошел третьей дорогой (3) 1358 0

Бизнесмен Меэлис Виркебау, занимающий в эстонском истеблишменте достаточно серьезную позицию, стал широко известен в Эстонии благодаря своей деятельности в Нарве. Восемь связанных с Нарвой лет бывший генеральный директор Kreenholmi Valduse AS до сих пор считает самым важным периодом своей жизни. Его имя скоро снова будет активно упоминаться в связи с нашим регионом. Социал-демократы поставили Меэлиса Виркебау номером 1 в списке кандидатов для выборов в Рийгикогу по Ида-Вирумаа. И выдвигают на пост министра экономики в следующем правительстве. Сегодня г-н Виркебау - гость нашей газеты.

Г-н Виркебау, в какое-то время в Эстонии вы были символом успешности профессионалов нового поколения. Но затем в Вашей карьере произошло несколько драматичных моментов: увольнение с Кренгольма, с текстильного предприятия Baltex 2000. Почему так получилось?

- Истории с Кренгольмом и Балтексом - две очень разные вещи. На Кренгольм меня пригласили в январе 1995 года. Я должен был приступить к руководству фирмой, у которой были все признаки самостоятельности. Такая работа не могла не заинтересовать. С другой стороны - когда я вступил в должность и начал глубже знакомиться с производством - у меня был шок. Простаивали целые этажи. Объем продаж в то время составлял 530 млн крон. Когда я уходил с Кренгольма, продажи достигли 1,3 млрд крон, экспорт - 1 млрд. крон. Это был лучший по Эстонии результат. Работать на Кренгольме я начинал при численности 5700 работающих, в 2002 году здесь было уже на 1000 человек меньше. Представьте, как увеличилась производительность труда… Произошло то, о необходимости чего в масштабе всей Эстонии говорят сегодня все политики. Наша команда осуществила еще ряд важных для Кренгольма вещей: модернизацию оборудования, под которую нам удалось взять кредит Всемирного банка; увеличение доли выпуска готовых изделий (для чего мы открыли еще одну швейную фабрику); развитие бренда Кренгольма - мы стали выставляться на ярмарках самостоятельно.

Возможно, кому-то в Боросе, нашей главной конторе, не понравилась активность и тенденции нарвской компании, тем более, что мы не скрывали своего желания расшириться за счет шведского производства, у которого к этому времени появились большие проблемы. В 2002 году в правление материнской компании пришли новые акционеры. И оно приняло решение о слиянии двух наших фирм, при этом Боросу отводилась главенствующая роль, - он должен был заняться развитием и продажей изделий. За Кренгольмом же оставалось только производство.

Это было уже не то предприятие, куда я согласился прийти в 1995 году. Вдобавок я не представлял, как можно при таком изменении стратегии выполнять договоренности со Всемирным банком, за которые считал себя ответственным. Уже с лета я был настроен на уход, затем поставил об этом в известность руководство компании и 30 января 2003 года мы расстались по обоюдному согласию. Не знаю, заметили ли кренгольмцы, но в день моего увольнения ушел с поста председателя совета Kreenholmi Valduse AS и из материнской компании вообще Ларс Мауритцон, человек, который, на мой взгляд, сделал для Кренгольма чрезвычайно много. Он тоже не принял новой стратегии компании.

В числе причин вашего увольнения пресса называла Вашу попытку предотвратить закрытие проблемного "Кренгольм Фроте". Как Вы считаете по прошествии времени - кто был в этом споре прав?

-"Кренгольм Фроте" тут не при чем. Я воевал за свою стратегию. Но в правлении был такой человек - Макс Скогманн - он обещал, что в результате объединения концерн начнет развиваться в 3 раза лучше. Тогда я сказал: "Удачи!" К сожалению, через 8 месяцев г-н Скогманн из компании ушел, уничтожив ряд наших начинаний. Одно из них - работа по преодолению кризиса в "Кренгольм Фроте". Я уверен, что проблемы махро-жаккардового производства были связаны с его руководством. А переходя ко второй части вопроса, скажу, что акционеры всегда правы. Это их капитал, им и решать его судьбу. Любой менеджер, приступая к работе, должен отдавать себе отчет в том, что наступит день, когда их с владельцами мнения не совпадут.

Остались ли у вас какие-то человеческие связи с Кренгольмом?

- На мой прошлый день рождения мне позвонило с Кренгольма человек 60. Я был этому очень рад и всегда готов помочь свои бывшим коллегам, если требуется совет или рекомендательное письмо. Я и сегодня занимаюсь Кренгольмом. Есть такая инициативная группа - "Экономический форум", вместе с ней наш Союз производителей одежды и текстиля отправил письма министру экономики и премьер-министру с предложением оказать внимание Кренгольму, который в апреле следующего года будет отмечать 150-летие.И, конечно, всегда желаю предприятию только успехов.

Что касается Балтекса: насколько я помню ваше высказывание в прессе, Вы не захотели быть иллюзионистом Копперфилдом…

- Предложение владельцев Балтекса, компании из Сингапура, поступило мне, когда я возглавлял Союз работодателей Эстонии. Три месяца мы говорили о том, сколько нужно средств, чтобы Балтекс смог выжить. Я настаивал на сумме 6 млн евро. Наконец обещали 2 млн, из которых фирма в итоге получила только 10-15 процентов - в течение года. Мой день начинался со звонков поставщиков, наша задолженность перед некоторыми из них исчислялась годами. Дело закончилось тем, что производство текстиля владельцы компании остановили, а мне сообщили, что теперь мы занимаемся развитием недвижимости "Балтекса". Но это уже не мой профиль. Перепродать квартиру, положить деньги в банк, потом повторить операцию - я не верю, что от этого можно получать удовольствие. Мне нравится, когда на одном конце хлопок, на другом - готовые изделия.

В Эстонии, как я прочла в одном аналитическом докладе, сегодня очень мало крупных отечественных бизнесменов. Вы не видите в этом опасности для эстонской экономики?

- Я тоже этот доклад читал и этому не верю. Преуспевающих бизнесменов у нас достаточно. И иностранных инвесторов бояться не надо. Проблема в том, что многие бизнесмены, особенно из стран старой Европы, пока нам не доверяют - они перенесли сюда производства в расчете на местную рабочую силу, но не хотят сотрудничать с нашей наукой, нашими творческими людьми - например, дизайнерами. Их еще надо учить, что такое на самом деле Эстония.

Вы не пробовали обойтись без акционеров, открыть собственное дело?

- Для этого надо было хотя бы месяц посидеть дома. Я же никогда не был свободным. После Кренгольма, к примеру, отдыхал всего два дня. Много занимался эстонскими шахтами - три года был председателем совета Ээсти Пылевкиви и, на мой взгляд, мы сделали в это время очень правильный шаг - назначили председателем правления Мати Йостова, это во многом предопределило успешное развитие предприятия.

Чем занимаетесь сегодня?

- Есть две основные вещи: я председатель правления Союза производителей одежды и текстиля, это где-то 100 предприятий. А еще представляю Эстонию в большом проекте европейской комиссии, касающемся будущего и развития технических тканей в Евросоюзе. Еврокомиссия считает, что у Эстонии в этом отношении большие перспективы. Раз в квартал у нас проходит рабочая встреча, ей предшествует серьезная текущая работа. Много времени посвящаю учебным заведениям, к работе которых меня постоянно привлекают. И, конечно, для меня важно участие в работе международного клуба "Ротари" - это благотворительная организация бизнесменов.

Кстати, работодателям в социал-демократических партиях в приеме не отказывают?

- Каждый руководитель должен заниматься не только своим предприятием, он должен смотреть более широко. Это называется социальной ответственностью. Мне эта миссия близка, надеюсь заниматься этим еще более активно, став членом партии.

Помогать мне приходилось довольно часто, особенно в бытность директором Кренгольма. Но к прямой благотворительности подтолкнул случай. Одному моему работнику представитель партнерской фирмы дал 400 долларов - в залог продолжения сотрудничества. Работник пришел ко мне с вопросом - что с этими деньгами делать? Надо сказать, насчет взяток у нас обстояло очень строго. И вместе мы решили: отправим деньги детскому дому, а квитанцию вышлем нашему немецкому другу. Так и сделали.

Вы всегда занимали какие-то важные общественные посты - были даже Почетным консулом Швеции. Но никогда не занимались политикой. Чем объясняется Ваше согласие баллотироваться в Рийгикогу?

- Последние 10-15 лет я занимался вопросами, которые касаются всего эстонского общества. Без политиков это невозможно.

Мне показалось, что у Вас были достаточно хорошие отношения с партией Исамаалийт. Как-то особенно запомнился приезд на Кренгольм Марта Лаара . Почему в таком случае Вы избираетесь по списку Социал-демократической партии?

- Я думаю, у меня есть друзья во всех партиях. Другое дело, что мне всегда были близки по духу политики типа премьера Англии Тони Блэра, я старался читать все его выступления, которые встречал. Уважаю нашего нового президента, г-на Ильвеса. Это как раз социал-демократы в классическом понимании этого слова - не коммунисты, не профсоюзы. В современном мире социал-демократы - это "третья дорога".

Выдвигающая Вас партия хотела бы видеть Вас на посту министра экономики. По последним прогнозам Хансабанка бурное развитие Эстонии скоро может приостановиться. Как это предотвратить?

- Одна из основных причин возможного торможения - нехватка рабочей силы. Выход в привлечении к труду не работающих в данный момент эстоноземельцев трудоспособного возраста - это около 50 тысяч человек.

Нужно вернуть наших соотечественников, уехавших за границу на заработки. Если удастся задействовать хотя бы половину этого количества - все нормализуется. Придется воспользоваться и иностранным ресурсом - но это должны быть только специалисты, которых в Эстонии не готовят, с зарплатой не менее 1 тыс.евро. С другой стороны - нужно облегчить им въезд в страну - чтобы они могли попасть к нам в течение недели.

Видите ли Вы как потенциальный министр необходимость реформирования Министерства экономики и коммуникаций?

- Пока мне мало известно о его структуре и внутренней ситуации. Но с чем я не согласен заранее - это с тем, что смена политической власти влечет у нас замену чиновников. Специалисты должны отбираться не по политическим убеждениям, а по профессиональной компетентности.

Я также представляю, что нужно сделать, чтобы произошли перемены к лучшему для наших предпринимателей и для среднего человека. Мне не нравятся предвыборные плакаты реформистов, где они заявляют, что Эстония войдет в пятерку самых преуспевающих государств. Хотелось бы, чтобы Эстония вошла в пятерку государств, где живут самые счастливые люди. Если сейчас в стране 20-25 процентов детей, уровень жизни которых - ниже черты бедности, то что-то происходит не то…

У Вас есть решения?

- Мне симпатично такое предложение социал-демократов: если мой доход превышает 4 средние зарплаты по стране - я должен платить подоходный налог уже 26 процентов. Думаю, ни один предприниматель не будет против платить на 3 процента больше, если будет знать, куда идут его деньги.

По опыту работы на Кренгольме знаю, как чревато для руководителя инвестировать в персонал - их образование, лечение. Государство назвало это спецльготой и облагает суммы затрат налогом 70 процентов. Надо поддержать предпринимателей в их желании помогать людям. А спецналог применять в более подходящих случаях - например, как предлагается в программе социал-демократов - на товары класса люкс. Думаю, это приостановит дальнейшее расслоение нашего общества, которое замечают, к примеру, даже мои американские друзья.

В одном из своих публичных выступлений Вы заметили, что Нарва на пять лет отстает от Таллинна. Хорошо зная нарвскую специфику, могли бы на посту министра экономики что-то сделать для сокращения этого отставания?

- Самое главное для Нарвы сейчас - это мост. По-прежнему считаю, что здесь нужно строить аэропорт, и пару дней назад делился на эту тему своими соображениями. В Ида-Вирумаа, как и во всей Эстонии, государство должно создать центры управления производительностью - в США, к примеру, они есть в каждом штате. Нарве было бы полезно взять на вооружение опыт старых индустриальных городов Европы, которые стали развивать такое направление, как созидательная промышленность. Это производства, основанные на ручных ремеслах: кузнечное, стеклодувное и так далее. Мне хочется пожелать, чтобы местные предприниматели больше участвовали в общеэстонской жизни. У нас действуют союзы по разным отраслям индустрии, но нарвитян в них единицы. Будете активнее участвовать - будете более информированны, а это уже немало.
Меэлис Виркебау

ДАТА И МЕСТО РОЖДЕНИЯ: 14.03.1957

ОБРАЗОВАНИЕ И КУРСЫ: 1989-1990 Высшее коммерческое училище Эстонии, менеджмент, 1976-1981 Тартуский университет, экономический факультет, 1991 – летние курсы управленцев Гётеборгского университета.

ТРУДОВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ: С 2004 года член правления Baltex 2000, с 1995 генеральный директор Kreeenholmi Valduse AS, 1994-1995 генеральный директор RAS Balti Manufaktuur, 1993-1994 руководитель продаж в балтийских странах Hakman Eesti, 1983-1993 директор по производству и продажам завода Tarbeklaas.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
В 1999 году был признан Бизнесменом года Эстонии. Владеет русским и эстонским языками, финским на уровне общения. Женат, имеет двух сыновей.


Татьяна ЗАВЬЯЛОВА


www.prospekt.ee

Нарва Прямая ссылка Добавил: Virtal 24.11.2006 11:37

|


Комментарии

  • Гость

    Rail 24 ноября 2006 г. 20:42:37 Ссылка

    “Не нравится мне что-то этот гусь…” :-)

  • Romario

    Romario 25 ноября 2006 г. 13:23:24 Ссылка

    Понравилось словосочетание “в эстонском истеблишменте” :-D
    Как будто по-русски сложно написать ;)

  • boogerman

    boogerman 26 ноября 2006 г. 16:16:56 Ссылка

    этот гусь одно предприятие обанкротил и Кренгольм чуть до этого не довёл…

  • Добавить комментарий

    Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы
    не вводить код безопасности каждый раз.