Interframe Подключение Софт Info Magic Фото Почта Карта Нарвы
Пользователь
Забыли пароль? Регистрация
Сейчас на сайте

Пользователей на сайте: 11

0 пользователей, 11 гостей

Горячие новости

Уничтоженные гравийные дорожки на променаде - это
Счётчики

LiveInternet

Рейтинг@Mail.ru



Учителям указали место (1) 786 0

Открытое письмо бывшего завуча Нарвской Гуманитарной гимназии Анны Поляковой действующему директору Нарвской гуманитарной гимназии Надежде Черкашиной и коллективу, появившееся на интернет-портале Delfi 18 марта, собрало более 250 комментариев. Это же письмо Анна Алексеевна прислала и в редакцию «Виру Проспекта». Именно поэтому мы решили продолжить тему.



Наша жизнь сегодня - это постоянная борьба за выживание.
И школа в этом плане не исключение. Иллюстративное фото
Тем более что приблизительно год назад мы уже получали письмо из этой гимназии от «группы учителей», правда, не пожелавших назвать себя поименно. А вслед за ним в редакцию пришло еще одно анонимное письмо с жалобой на руководство, но уже из другого учебного заведения Нарвы. Случайности, или прослеживается некая закономерность?

«Наболело!»

Что касается открытого письма Анны Алексеевны, то, как она сама указывает в своем обращении, поводом к нему послужил «последний экстраординарный выпад против коллектива».

«В один из дней, придя на совещание в лекционный зал, учителя не смогли как обычно войти в него. У входа их встречал завуч гимназии Сергей Шарков, предлагая каждому номер на бумажке (хорошо, что этот номер не ставился на руку, как это делалось в концентрационных лагерях). Получив бумажку, учитель должен был подойти к схеме, заготовленной заранее директором, найти определенное ему место-стул и занять его. Учителя были обескуражены подобным отношением. Директор пояснила это как меру для улучшения поведения учителей во время совещаний. Хорошо еще, что не устроила сверку схемы и посадки. Учителя ушли с совещания подавленные», - пишет Анна Полякова, зная о совещании со слов своих бывших коллег.

И далее объясняет свое отношение к произошедшему, выводя его уже за ранг единичного случая: «Мне горько и обидно за вас, мои уважаемые коллеги-учителя, которых я знала как людей, уважающих свое учительское и человеческое достоинство. Хотя я стараюсь понять вас, проглотивших это оскорбление, ведь в руках вашего работодателя самое мощное в настоящее время оружие: увольнение с работы строптивых (чем активно ваш работодатель пользуется). В вашу защиту, мои уважаемые коллеги, я выступаю публично, потому что мне увольнение не грозит. Надежда Алексеевна, если арсенал ваших человеческих методов управления коллективом истощился, пригласите меня на чашку чая в школу. Я передам вам мой 15-летний опыт руководства, в котором не было места унижению, грубости. Вы это знали сами, будучи моей подчиненной. Используйте накопленный положительный опыт и не придумывайте свои методы по схеме: унижай – разделяй – властвуй».

«Ничего странного»

Надежда Черкашина, директор Нарвской Гуманитарной гимназии, депутат горсобрания Нарвы и председатель комиссии горсобрания по образованию, так прокомментировала редакции «ВП» адресованные в ее адрес упреки: «Наш лекционный зал довольно старый и не слишком удобный, так что предложенная мною схема рассадки была сделана с единственной целью - оптимизировать работу групп на рабочем совещании. И я не вижу в этом ничего странного или унизительного. Сама не раз бывала в таком положении, когда мне заранее отводилось определенное место. Что касается «увольнения строптивых», то можно поинтересоваться в отделе образования, каков процент уволившихся или уволенных из нашей гимназии по сравнению с другими школами. По-моему, он был самый маленький. Отвечающего стандартам учителя уволить почти невозможно, а главное - незачем это делать».

«Настоящая причина написания этого письма - в давнем конфликте между мной и прежней администрацией, к которой принадлежала Анна Алексеевна Полякова, - резюмирует Надежда Черкашина. - Подтверждение тому еще и в том, что письмо, подписанное Поляковой, пришло с электронного адреса Михаила Михальченко, бывшего директора Гуманитарной гимназии».

Надежда Черкашина удивилась, когда мы сказали, что полгода назад уже получали письмо от учителей, недовольных методами ее работы. Но тогда они не пожелали прийти в редакцию и открыто высказаться (а с анонимными письмами редакция не работает).

- Может быть, открытое письмо Анны Поляковой - это только вершина айсберга? - попытались мы вызвать директора на разговор.

- Естественно, в любом живом коллективе всегда есть проблемы, и всегда есть люди, недовольные администрацией. Так что я не удивлюсь, если придут еще какие-то письма по каким-то поводам, - ответила Черкашина.

Никто не пришел

- Мне хочется, чтобы внутренний климат в коллективе Гуманитарной гимназии изменился, чтобы там наступил мир и директор пересмотрела свою позицию по многим вопросам, - сказала Анна Алексеевна Полякова, которая по нашему приглашению приходила в редакцию «ВП».

Мы ожидали, что вместе с ней придут и те, кого экс-завуч, уже три года как находящаяся на пенсии, пыталась защищать в своем открытом письме в СМИ и от лица которых, как ей казалось, она громко выступила. Имея в виду, понятное дело, не только единичный случай с «рассадкой» на рабочем совещании. Мы просили Анну Алексеевну пригласить кого-нибудь из недовольных директором учителей в редакцию.

Однако они не пришли.

Таким образом, несмотря на наше желание перевести разговор в русло конкретных примеров морально-этических проблем в коллективе Гуманитарной гимназии, сделать это не удалось, и многие вопросы повисли в воздухе.

Попросили прокомментировать

Лариса Дегель, заместитель заведующей по образованию НГУ:

- В январе этого года в Нарвской Гуманитарной гимназии проходил государственный надзор, который дал высокую оценку организации управления гимназией. На протяжении целого месяца чиновники и независимые эксперты (которых назначает старейшина уезда) работали в школе. Причем, они проверяли не только различную документацию - от устава гимназии до приказов по персоналу, но и встречались с педагогами, попечительским советом, родителями. В принципе у каждого учителя была возможность высказаться по поводу того, что его не устраивает в школе, или как-то иначе донести информацию, которая тревожит. Но такого не было. Основания предполагать, что учителя «боятся расправы» и потому молчат, у нас нет: статистика увольнений или перехода из школы в школу по Нарве не дает нам права говорить, что конкретно в какой-то школе сложилась, предположим, «невыносимая обстановка».

Хотя, надо признать, в современной школе в целом сейчас царит достаточно сильный эмоциональный накал, который возникает из-за жесткого темпа работы и постоянно растущих требований к педагогам - не со стороны конкретного директора, а согласно действующему законодательству. И не удивительно, что в такой ситуации даже незначительный инцидент может «раздуться», что же говорить, если случаются настоящие конфликты... Думаю, всем надо быть мудрее и терпимее друг к другу.

Сергей Джалалов, психолог:

- Не секрет, что многие учителя ходят сегодня на работу, как на фронт. Они оказались в ситуации, когда на них идет давление со всех сторон: министерство, администрация, родители... Получается, что учитель в эмоциональном плане постоянно находится в зоне риска. И кстати сказать, положение директора в этом плане не лучше! Так что неудивительно, если будут повторяться ситуации, когда в редакцию летят письма от «униженных и оскорбленных». Хорошо бы взять на вооружение пример Финляндии, где практикуется проведение эмоциональной разгрузки учителей. Так называемые супервизии по пятницам или четвергам проводит профессиональный психолог, причем, эти часы включены в рабочее расписание педагогов. Учитель должен заботиться о своем эмоциональном состоянии, а школа, система в целом должны помогать ему в этом. Знаю, что некоторые школы Эстонии уже пробуют организовать работу в таком же ключе.

С другой стороны, каждый из нас должен откровенно ответить на вопрос: если обстановка на работе меня не устраивает, готов ли я это терпеть ради зарплаты и сохранения своего рабочего места или нет? По крайней мере, это будет честная сделка.

От редакции

Морально-этические конфликты, пожалуй, одни из самых сложных для урегулирования. Юристы признают, что их трудно подвести под букву закона (хотя возможно) и собрать весомые доказательства для обвинения одной или другой стороны. Смертельно ранить может и насмешка, и тон, и брошенное вскользь замечание. В суд, как говорится, с этим не пойдешь. Раньше, как правило, шли в профком. Теперь, например, можно обратиться в комиссию по трудовым спорам. И это, говорят, достаточно распространенная практика.

А может быть, надо поговорить напрямую со своим обидчиком? Тем более, если в конфликт втянут целый коллектив.

Самое безобидное, конечно, - «перетереть» конфликт за разговорами на кухне.

И кому от этого легче?

Светлана Зайцева

30.03.2011

www.prospekt.ee

Нарва Прямая ссылка Добавил: Virtal 01.04.2011 09:19

|


Комментарии

  • Гость

    Genberi 1 апреля 2011 г. 12:32:11 Ссылка

    Черкашина у меня была классной руководительницей. Всегда характеризовал её с..ой, так как людьми пользуется только для достижения своих личных целей. Она никого не уважает и в ней никогда не было добрых, человеческих качеств. Жду когда же она, наконец, споткнётся и окунётся мордой в грязь.

  • Добавить комментарий

    Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы
    не вводить код безопасности каждый раз.