Interframe Подключение Софт Info Magic Фото Почта Карта Нарвы
Пользователь
Забыли пароль? Регистрация
Сейчас на сайте

Пользователей на сайте: 32

0 пользователей, 32 гостя

Горячие новости

Уничтоженные гравийные дорожки на променаде - это
Счётчики

LiveInternet

Рейтинг@Mail.ru



Виктор Алкснис: Пережили Ельцина, переживем и Путина

У нового президента сегодня единственный рычаг удержать ситуацию – это высокие цены на нефть

Незадолго до президентских выборов мы опубликовали интервью с Виктором Алкснисом. Яркий политик девяностых, депутат Госдумы третьего и четвертого созыва делился своим мнением о происходящих в стране политических процессах, делал прогнозы на будущее. И вот выборы прошли, результат известен. Насколько он был закономерен и что ждет страну в ближайшие годы? Ответ на эти вопросы сегодня, уверены, волнует всех.

«СП»: - Глава ЦИК Владимир Чуров сегодня уже назвал Владимира Путина новым президентом России, хотя официально итоги голосования обнародуют только через две недели. А насколько, вообще, на ваш взгляд, результаты этих выборов были ожидаемыми?

- Честно говоря, я рассчитывал, что Путин в первом туре не наберет 50 % голосов и обязательно состоится второй тур. Да, очевидно, он должен был победить, но, мне казалось, что произойдет это все-таки во втором туре. Получилось по-другому. И связано это с очень простой вещью.

«СП»: - Вы говорите о нарушениях? И каков, на ваш взгляд, масштаб фальсификаций?

- Судя по тем результатам и по той обстановке, которая, например, наблюдалась у меня в Рузском районе Московской области, где я живу, Путину было приписано порядка 20-25 % голосов. Это, понятно, получено за счет фальсификации результатов голосования. Связано это, в первую очередь, с использованием в недопустимом объеме голосований по открепительным удостоверениям и голосования вне помещений избирательного участка, с применением так называемых выездных урн. Я могу сказать, что, например, в Рузском районе количество избирателей, проголосовавших вчера по выездным избирательным урнам, составило 3610. А на выборах в Госдуму три месяца назад их было 1800 - то есть сейчас больше в два раза. А с чего вдруг? Я же прекрасно знаю, что соцзащита района представила на все избирательные участки полные списки пенсионеров, которые якобы хотят проголосовать. Ко мне вчера подходили люди и жаловались: «Мы не писали заявления, а к нам пришли, буквально ворвались в квартиру какие-то люди, в присутствии представителей соцзащиты заставили проголосовать». Притом, что кто-то хотел и сам пойти, а кто-то вообще не хотел участвовать в этом деле.

«СП»: - Заставили за конкретного кандидата голосовать?

- Конечно. Всем говорили примерно следующее: «Марья Петровна, вы же понимаете, что мы приносим вам пенсию, ухаживаем за вами, помогаем вам, и вы понимаете, что все это благодаря Путину. Поэтому если вы хотите, чтобы дальше все было, так как сейчас, вам нужно голосовать за Путина». В итоге, действительно, большинство этих людей голосовали за Путина. Вроде бы пустячок такой. Но я так прикидываю: если всего таких «адресных» избирателей было 3610 человек, то ясно, что подавляющее их число проголосовало за Путина. Но если в Рузском районе 18 тысяч жителей проголосовало за Владимира Владимировича, то даже эти три тысячи голосов – это уже 15 %.

«СП»: - Виктор Имантович, есть мнение, что протестные уличные акции последних месяцев сыграли на руку власти, поскольку их возглавляли люди из 90-х? Вы согласны с этим?

- Полностью. И вот то, что либералы пошли, попытались возглавить эти протестные акции, попытались, что называется, встать впереди паровоза – это нанесло очень серьезные ущерб всему этому протестному движению. Когда люди увидели (а правительственное телевидение показывало, что впереди идут Немцов и его соратники-либералы из 90-х), конечно, они подумали: «Путин нам, может, и не нравится, но в сравнении с Немцовым – он меньшее зло». Оба хуже, но Путин для многих оказался все-таки лучше, чем Немцов. Г-н Немцов сыграл, я бы так выразился, зловещую роль в подобном исходе выборов.

«СП»: - А велик ли запас прочности у Владимира Путина, сумеет ли он продержаться шесть лет? Не «сдуется ли»? Ведь придётся теперь выполнять обещания, которые он щедро раздавал народу накануне выборов?

- Обязательно «сдуется». Я думаю, ситуация в чем-то похожа на ситуацию 1996 года, когда людей, извините, изнасиловали, заставив проголосовать за Ельцина, и пугали, что не дай Бог, придет Зюганов, и это будет гражданская война и пр.,пр.. В этой ситуации людей пугали оранжевой угрозой. Но реально у Путина сегодня единственный рычаг удержать ситуацию – это высокие цены на нефть. А вот если эти цены вдруг рухнут, что он будет тогда делать? Как он будет обеспечивать зарплаты, которые он сегодня выплачивает военнослужащим? Как обеспечит зарплаты бюджетникам? Да, если цены на нефть будут зашкаливать за 100 долларов за баррель, Путин как-то выкрутится. А если нефть резко подешевеет, как в свое время при Брежнева или Ельцине в начале 90-х? Поэтому, я считаю, все обещания, которые премьер пораздавал за эти месяцы, нужно аккуратно записать и оставить в памяти. А через год-два напомнить: «Владимир Владимирович, вы обещали. Где?». И если человек, который вчера за Путина голосовал, вдруг выяснит, что и копеечка, и стабильность, которые он пообещал, все это блеф, я Путину, честно говоря, не завидую. Но, поживем, увидим.

«СП»: - А каковы на ваш взгляд перспективы протестного движения. В каких случаях протесты будут нарастать, в каких ослабевать?

- Протест может нарастать только в том случае, если произойдет смена лидеров протестного движения. Если со сцены уйдут те люди, которые до этого пытались этот протест возглавить. Причем возглавить во имя своих каких-то корыстных интересов. Протест будет нарастать, если к этому протестному движению примкнет реальная оппозиция. Кто бы что ни говорил, но я считаю, что серьезная ошибка Зюганова как раз в том, что он дистанцировался от этого протестного движения. Он хотел, с одной стороны, дистанцироваться от «оранжевых», которые, надо признать, имели место в этом движении. Но, с другой стороны, этих «оранжистов» там было всего 10-15 процентов. Подавляющее число протестующих – это все же люди, которые, как мне кажется, хотели бы, действительно, что-то изменить к лучшему в России. Но Зюганов отдал на откуп Немцову и его компании протестное движение, и это привело к тому, что произошло вчера.

«СП»: - Что делать дальше?

- Требуется серьезная разъяснительная работа среди населения, избирателей. Потому что, действительно, люди поверили в то, что их поставили перед выбором: или «оранжевая» революция и приход к власти Немцова с его компанией, или Владимир Владимирович Путин - последняя надежда всего прогрессивного человечества. Другой альтернативы они не увидели, а людям нужно объяснять. Проблема, конечно, каким образом? Я не думаю, что сейчас для оппозиции улучшится доступ к средствам массовой. Но надо работать. Я знаю, что после выборов у многих людей, настроенных оппозиционно, такое ощущение: ну, все кончено, полный разгром. Но есть хорошее выражение «Людей сдавшихся намного больше, чем побежденных». Так вот, если мы не признаем себя побежденными, я уверен, что мы победим. Да, надо спокойно пережить. Пережили Ельцина, переживем и Путина. Беда в том, что мы теряем тот временной интервал, который нам отпущен на реальный подъем России с колен. По-моему, сегодня, самое главное, нужно верить в Россию, работать на благо России. Просто нужно сказать себе: «Путины приходят и уходят, а Россия остается!».

Александр Проханов, писатель, главный редактор газеты «Завтра»

– Результаты выборов были для меня очевидными. Я не был удивлен. Меня удивил лишь результат Прохорова: я ожидал, что у него будет 2%, а возникло 8%. Подозреваю, его немного поддержали. Что касается Путина, его результаты были запрограммированы, и объявлялись задолго до выборов.

На нынешних выборах действовали все прежние выборные технологии – административный ресурс, информационная поддержка. То есть, весь набор форм, который позволяет власти из срока в срок себя воспроизводить – как на думских, так и на президентских выборах.

«СП»: – Сейчас говорят, что протесты перед выборами, на которых засветились либералы из 1990-х, толкнули избирателя в сторону Путина – он, избиратель, испугался возможного повторения 1990-х. Это верное предположение?

– Здесь сыграл страх перед оранжизмом. Оранжизм – это не обязательно приход новых 1990-х, это уничтожение государственности как таковой. После оранжевых не приходит никто из тех, кто революцию затевает. Приходят третьи лица, которые сидят в засаде. Поэтому отчасти нынешняя тактика Кремля заключалась в том, что была запущена антиоранжевая технология. Но, мне кажется, не она сработала на выборах – хотя, возможно, она принесла Путину 10-12% голосов.

Думаю, главная причина – по-прежнему персонажи, которые конкурировали с Путиным, не популярны. Люди давно в них разочаровались, и выбирали меньшее из зол.

«СП»: – Путину придется делать политическую реформу, или мы будем иметь дело с новой фазой застоя?

– Задача Путина не в том, чтобы сделать политическую реформу, а изменить уклад. Уклад – это не политическая реформа. Это экономический курс, смена элит, запуск промышленного развития. Это вброс скудных российских ресурсов в модернизацию и создание в стране мобилизационного проекта. Вот что должен сделать Путин, чтобы уцелела страна. А политические реформы, которые он и Медведев начинали – это уступки либералам. Либералы быстро уступки сглотнут, и продолжат наступление на Кремль с новой линии фронта.

Я считаю, политическая реформа – это слабость и недальновидность. Нужна атака, причем симметричная. Не надо вступать в борьбу с либералами, завинчивать гайки. Надо просто запускать русское развитие, в которое будут вовлечены все слои общества – даже те, кто бушевали на Болотной.

Фото: er.ru

5 марта 2012 года 16:49

Светлана Гомзикова, Андрей Полунин

www.svpressa.ru

Нарва Прямая ссылка Добавил: Virtal 06.03.2012 10:14

|


Добавить комментарий

Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы
не вводить код безопасности каждый раз.