Interframe Подключение Софт Info Magic Фото Почта Карта Нарвы
Пользователь
Забыли пароль? Регистрация
Сейчас на сайте

Пользователей на сайте: 20

2 пользователя, 18 гостей

doran S2n2leks

Горячие новости

Уничтоженные гравийные дорожки на променаде - это
Счётчики

LiveInternet

Рейтинг@Mail.ru



Эстонский язык мешает правосудию в Нарве



Нарвский судебный дом Вируского уездного суда сейчас может рассчитывать только на трех-четырех надежных народных судей, а не на 39, предписанных законом. Невладение эстонским языком на высшую категорию – главная причина, по к которой призыв властей к горожанам выдвигать свои кандидатуры на обладателя "высокого кресла" народного судьи остаётся без ответа.

Об этом и многом другом рассказал в своём интервью корреспонденту местного издания «Северное Побережье» Председатель Вируского уездного суда Павел Гончаров.


- Соответствие высшей категории владения эстонским языком – это, я полагаю, самое серьезное требование в условиях Нарвы. Низкий интерес также связан с тем, что серьезно занятый человек не сможет себе позволить находить время для участия в судебных заседаниях.

Обязательного участия народных судей требуют рассмотрения уголовных дел только первой степени тяжести и только в порядке общего производства; слава Богу, это примерно 10 процентов всех уголовных дел. Но это самые тяжелые преступления: убийства, наркотики, контрабанда, отмывка денег, коррупционные дела и так далее. Если дело с несколькими обвиняемыми, то его рассмотрение назначается на две-три недели продолжительности. Все это время народный судья должен приходить сюда каждый день.

Ситуация, я сказал бы, катастрофическая. Слава Богу, что нарвский судебный дом обслуживает территорию большую, чем город Нарва, – также Силламяэ, Вайвара и Нарва-Йыэсуу. Там с представлением кандидатов проблем нет: желающих больше, чем мест. От города Силламяэ – 10 народных судей, Вайвараской волости – 2, Нарва-Йыэсуу – 3. Видимо, нам придется при организации своей работы в Нарве выезжать за счет народных судей от других самоуправлений.
- В Нарвском судебном доме судьям часто приходится работать на эстонском языке?

- Уголовные процессы здесь проходят на эстонском языке менее чем в пяти процентах случаев. У нас скорее другая проблема: переводчики с русского на эстонский нужны для новых, молодых профессиональных судей.

- Действительно ли полезно участие в судебном процессе представителей народа?

- За мой десятилетний стаж в качестве председателя суда и судьи, занимающегося в основном уголовными делами, я не припомню, чтобы народные судьи когда-либо высказывали особое мнение.

Во время работы предыдущего созыва Парламента Эстонии был представлен проект нового закона о судах, где институт народных судей уже упразднялся. В новый созыв парламента прошлые законопроекты автоматически не переносятся, и теперь этот вопрос зависит, видимо, от исполнительной власти, министра юстиции.

- Вы сами являетесь сторонником сохранения института народного судейства?

- Я особой пользы от него в современном правосудии не вижу. Профессиональный судья и один имеет право рассматривать уголовные дела, где до пяти лет тюрьмы. Скажите мне, пожалуйста, по какой причине тот же самый судья не может рассматривать дела, где тюремное заключение от пяти лет?

- Возможно, это более серьезное влияние на судьбу человека.

- Слава Богу, мы не хирурги. Ничто не заканчивается с вынесением решения в первой судебной инстанции: над нами еще одна, а над ней – еще, а потом есть и Европейский суд по правам человека.

- Насколько добросовестно относятся имеющиеся народные судьи к своей работе?

- У меня такого не бывало, но я слышал, что один народный судья хронически опаздывал. У нас нет никаких возможностей для дисциплинарного воздействия на них, и единственное, что мы можем сделать, – вывод: данного человека в дальнейшем не приглашаем на заседания.

- Как вы охарактеризуете работу народного судьи в эмоциональном аспекте дела?

- Никто не жаловался. Когда мы приводили народных судей к присяге, то я объяснял, что их функция по значимости не меньшая, чем функция профессионального судьи. Точно так же на судью народного могут попытаться надавить, и я слышал, что такое бывало.

Народный судья имеет такое же право голоса, и его голос так же весом, как голос профессионального судьи. И если двое народных судей решат, что человек невиновен, то фактически они должны будут оформлять решение, а профессиональный судья тогда останется при особом мнении. Я не помню, чтобы такое происходило.

- Народный судья должен сделать самоотвод, если он знает обвиняемого?

- У нас настолько маленький город, что мы почти все друг друга знаем, и тогда вообще ничего невозможно было бы делать. Но если это знакомство субъективно слишком близко, то да, у народного судьи есть такая обязанность.

- В жизни приходится наблюдать, что обыватель склонен к более жесткому судейству, чем это предусматривает закон. Это свойственно народным судьям?

- Думаю, что к ним это ни в коей мере не относится. Они проявляют себя более мягкими, чем профессиональный судья. С требованиями более жестких наказаний выступают, как правило, интернет-комментаторы. А когда человек с улицы присутствует в суде при разборе обстоятельств преступления, тогда он принимает во внимание все те фактические, житейские обстоятельства, которые, как правило, в прессе даже не упоминаются.

04.05.2011

Записал Илья Смирнов

Фото автора

«Северное Побережье»

sp.pohjarannik.ee

www.baltija.eu

Нарва Прямая ссылка Добавил: Virtal 06.05.2011 16:32

|


Добавить комментарий

Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы
не вводить код безопасности каждый раз.