Interframe Подключение Софт Info Magic Фото Почта Карта Нарвы
Пользователь
Забыли пароль? Регистрация
Сейчас на сайте

Пользователей на сайте: 28

1 пользователь, 27 гостей

slayer

Горячие новости

Уничтоженные гравийные дорожки на променаде - это
Счётчики

LiveInternet

Рейтинг@Mail.ru



Страдания горящей реки

На дне реки Пуртсе спит чудовище, которое чиновники из служб охраны окружающей среды предпочитают не будить.
Некогда Пуртсе была самой грязной рекой и в Ида-Вирумаа, и во всей Эстонии. Местные жители до сих пор рассказывают, как, отправляясь на реку, спички оставляли дома, чтобы не поджечь воду, загрязненную отходами сланцевого производства. На сегодняшний день весенние паводки сделали свое дело, и большая часть отходов смыта в Балтийское море. Что же будет, если освободить реку от нескольких построенных на ней и ныне бесполезных плотин и пустить воду свободно течь по ее руслу? Это доставило бы головную боль и некоторым местным предприятиям, и чиновникам из служб охраны окружающей среды. В каком-то смысле плотины действуют как осадочные бассейны. Они таят в себе отходы, которые сбрасывались и сбрасываются в реку в течение полувека и которые тихонько оседали за плотинами на речном дне. До сих пор люди исходили из принципа, что удобнее не будить чудовище и оставить его в покое, чем убивать.

Так что все довольны, и жизнь в сонных прибрежных поселках течет своим чередом. Несколько небольших предприятий могут потихоньку спускать в реку сточные воды, зная, что построенные на реке плотины помогут ликвидировать последствия (т.е. скрыть их). Чиновники служб охраны окружающей среды тоже довольны. Они берут пробы из устья реки, на расстоянии до десяти километров книзу от плотин, а затем бодро рапортуют начальству, что качество воды в порядке. Мальков лосося тоже выпускали книзу от плотин. Если cпустить воду из-за плотин, с рыбами, будь они еще в наличии, можно распрощаться.
Что об этом думают местные жители? Они уже привыкли, что берег местами весь в сланцевом масле. Кто-то усмехается, услышав, что где-то еще будто бы существует рамочная директива Евросоюза по воде. Согласно этой директиве к 2015 году должно быть обеспечено хорошее состояние всех природных водоемов. При этом спешат очистить вовсе не Пуртсе, а реку Таэбла в Ляэнемаа, для чего проведены подробные исследования и составлены программы. «Восстановление» флоры и фауны в реке, где рыбы по-прежнему чувствуют себя прекрасно, - поистине «гигантская» задача.

Экологический паноптикум

Антс Нурк из стоящей на реке Пуртсе деревни Люганусе – мудрый человек. Бывший шахтер знает это место как свои пять пальцев. Он показывает маленький ручеек, который под боком деревенской церкви пробивает себе путь к реке. Необязательно быть экологом, чтобы заметить: на воде масляная пленка. «Опять где-то сливают отходы», - комментирует Антс.
Следующая остановка – плотина в Пюсси, принадлежащая комбинату Пюсси, или на официальном языке - AS Repo Vabrikud . «Совершенно бессмысленная дамба», - поясняет Антс. Хотя эта бессмысленность относительна. Когда прошлым летом загрязнение с Пюссиского древесностружечного комбината попало в реку, там был установлен понтон, препятствующий распространению загрязнения. С его помощью нефтяные отходы были собраны. Так что вредная, с точки зрения восстановления флоры и фауны, плотина, с точки зрения промышленности, может оказаться весьма полезной.
Этих дамб на самом деле две. Одна была построена в конце 40-х годов для небольшой электростанции и принадлежит Пюссискому древесностружечному комбинату, т.е. AS Repo Vabrikud. С владельцем второй плотины, по словам Антса Нурка, все сложно. Вероятно, на эту роль мог бы претендовать город Пюсси. Между плотинами остается участок реки длиной около 800 метров, который, по сути, и служил осадочным бассейном, на дне которого собираются отходы.
Древесностружечный комбинат загрязнял реку с момента его открытия в конце 70-х годов. Правда, при нынешних швейцарских владельцах это практически прекратилось, однако аварии случались и при швейцарцах.
Там же, у реки, в старом деревенском доме живет Мати Ярве. Он прекрасно помнит лето 2006 года, когда обнаружил, что вода с нефтепродуктами попала с фабрик в реку. Он немедленно поднял на ноги спасателей. Мати Ярве хорошо знает, что означает выпустить воду из-за уже ненужной Repo Vabrikud плотины. Уровень воды в излучине реки напротив его дома резко понизился бы, а это в свою очередь позволило бы грязи, копившейся на дне десятилетиями, вытечь в море. Единственным естественным препятствием на ее пути стала бы построенная пять лет назад плотина гидроэлектростанции.
Затем мы наведались на расположенный в километре оттуда канал, построенный в начале 90-х для отвода воды из шахты. Сама шахта была закрыта полностью, т.е. со всем гниющим деревом, ржавеющим железом и остатками взрывчатки. Теперь же вода, в которой все это мокло, весело журчит в сторону реки Пуртсе. Хотя, по правде говоря, когда-то эта река видела куда худшие сточные воды – едва ли не чистое сланцевое масло.
Объект №4 находится на поле недалеко от «гор» Кивиыли, рядом с деревней Люганусе. На краю поля видны ямы и провалы до двух метров глубиной, под которыми скрываются карстовые пустоты. Там же можно встретить своеобразные «полезные ископаемые»: на поверхности земли сформировался слой сланцевого битума толщиной примерно в одну лопату. Таких похожих на асфальт ископаемых там гектары. Отходы сланцевого производства приносило сюда во время весенних паводков и дождей с расположенного неподалеку завода в течение полувека. Дождевая и паводковая вода, омывающая эти залежи битума, попадает прямиком в реку Пуртсе.
Если бы эти залежи находились где-то около реки Пирита, поднялся бы крик до небес. А около Люганусе это будто бы часть природного ландшафта. С одной стороны – это загрязнение, которое следует ликвидировать. С другой же – его можно рассматривать как местное природное богатство.
Антс Нурк рассказывает, что в середине 60-х от этого слоя лопатой откалывали куски и отвозили в котельную местного молочного комбината. Однако дым, выходивший при этом из трубы котельной, был слишком черным даже по советским меркам, и «рационализацию» прекратили.
«Надзор» и «необходимые меры»

Сколько случаев загрязнения реки было официально зарегистрировано за последние годы? Представленный Инспекцией по охране окружающей среды список не блещет подробностями. Естественно, значится в нем описанный выше случай, когда вода, содержавшая нефтепродукты, попала с территории AS Repo Vabrikud через сточную канаву в реку Пуртсе. Инспекция предписала Repo Vabrikud ликвидировать источник загрязнения и осадок, скопившийся на дне сточной канавы. Что и было исполнено.

В другой раз там же произошло разрушение сточной трассы и случилась авария на канализационном коллекторе. Там же был уничтожен корпус корабля, после чего в реку снова попала грязная вода. Инспекция оштрафовала виновных. Что касается остальных случаев, здесь действовал блатной принцип: все можно, лишь бы не попадаться.

Опубликованное в местной газете «Северное побережье» в июне 2006 года письмо читателя производит гораздо более удручающее впечатление, нежели статистика инспекции. «Мы годами убеждались, что загрязняет воду все то же AS Repo Vabrikud, которое и сейчас вызвало загрязнение, удостоившееся большого внимания, - писала газета. – Чиновники утверждали тогда, что им никак не удается установить виновника загрязнения. Я предложил им показать, откуда грязь попадает в реку, если они приедут. Поскольку в то время было принято спускать отходы в реку ранним утром или ночью, я предложил встретиться около реки в Пюсси рано утром. Но никто не приехал».

На вопрос, что предприняло Repo Vabrikud, чтобы загрязнение не повторилось, отвечают, что за ситуацией «наблюдают» и при необходимости «будут приняты меры». Директор завода Тийт Колк сообщает также, что необходимую для охлаждения технологических устройств воду предприятие берет с поверхности реки Пуртсе, а осадочные и охладительные воды AS Repo Vabrikud направляет в ту же реку. Перед тем как попасть в реку, осадочные воды проходят через механическое очистное сооружение, состоящее из осадочного бассейна и фильтров для опилок. В декабре 2006 года AS Repo Vabrikud закрыло древесностружечную фабрику с устаревшей технологией, поэтому потребность в использовании и канализации поверхностной воды уменьшилась в десятки раз, утешает директор фабрики Колк.

Я спросил на Repo Vabrikud, можно ли, по их мнению, ликвидировать принадлежащую им плотину на реке Пуртсе и спасти поток от пут. Чем быстрее кровообращение, тем быстрее можно было бы очистить некогда знаменитую в Эстонии лососевую реку. В ответ заявили: «До конца прошлого года плотина была нужна предприятию как резервуар для воды в связи с производством ДСП. До сих пор никто не поднимал вопроса о плотине, однако теперь она не нужна, и ее можно убрать».

Через час и девять минут я получаю от Тийта Колка новый, уточненный ответ, который выглядит следующим образом: «До конца прошлого года плотина была нужна предприятию в качестве водного резервуара для хранения технологической воды на случай крупномасштабной необходимости. В связи с закрытием древесностружечной фабрики эта потребность уменьшилась, и можно было бы подумать о сносе плотины».

Таким образом, за час и девять минут утверждение сменилось предположением. Если до сих пор плотина не была нужна совсем, то теперь она все-таки немножко необходима. Эту перемену тона можно понять. Как известно, с 2005 года фабрики полностью принадлежат швейцарской инвестиционной фирме Sorbes AG. Если фабрики ликвидируют свою плотину и скопившийся на речном дне осадок вырвется на волю, можно будет патетически спросить: знает ли владелец, знакомый с европейской культурой производства, что его подчиненные загрязняют Балтийское море? То самое, которое уже давно находится под пристальным вниманием как чувствительный водоем с высоким уровнем загрязнения, для защиты которого разные страны заключили множество конвенций. Что с того, что грязь на речном дне скопилась десятилетиями ранее и не только «благодаря» древесностружечному комбинату! Кажется, на Repo Vabrikud поняли эту библейскую истину, актуальную по сей день: грехи предшественников падают на следующее поколение.

Справка «ДД»

В советское время река Пуртсе загрязнялась фенолами и масляными отходами предприятий Кохтла-Ярве и Кивиыли. Из Кививыли дурно пахнущая масляная вода текла в реку Эрра по открытой канаве в поселке Эрра, а оттуда через карстовую зону - в реку Пуртсе.

В 2001 году OU" Virumaa Keskkonnauuringud в рамках государственного надзора взяло пробы воды из реки Пуртсе. Содержание фенолов 0,006 мг/л соответствовало «удовлетворительному» классу воды. Годом ранее оно составляло 0,075 мг/л, т.е. было очень плохим. Причиной улучшения считается тот факт, что сточные воды от зольных полей Кохтла стали по большей части направлять на очистные сооружения Кохтла-Ярве.

Как белый человек стал черным.

Правдивая история о реке Пуртсе в начале 60-х

Об этом вспомнил коренной житель тех мест, работавший в начале 60-х в местном дорожном управлении. Главный герой этой истории – похожий на грузина Ахто Юрьевич Вельтри, родом не из-под Пуртсе, а из Ляэнемаа. Он получил в Москве диплом инженера мостов, а затем устроился работать в дорожное управление Вирумаа.

Одним из самых популярных мест для «совещаний» в дорожном отделении Пюсси считалась в то время небольшая зеленая площадка в излучине реки Пуртсе около старого деревянного моста. За прибрежной порослью липы катила в сторону Финского залива свои коричневые в разводах воды некогда знаменитая лососем на всю Вирумаа река. Теперь с ее дна можно было ковшиком зачерпнуть чистейшего сланцевого масла. Тем тихим летним вечером в совещании участвовал и Ахто Вельтри. Вдруг он сказал: «Это фигня, а не река. Я на практике был около Днепра, вот это река! Ее так просто туда и обратно не переплывешь!»

Рассказчик выразил скромное мнение, что мужчина уже давно был не в лучшей форме и сейчас ему пришлось бы поднапрячься, чтобы переплыть и эту реку. «Все совещавшиеся захохотали, а пловец-чемпион, ни слова не говоря, принялся стаскивать с себя одежду. Тут все мы принялись громко уверять, что он сможет переплыть и Днепр, и Дунай, а если надо, то и Нил ему переплыть – раз плюнуть, но это не помогло. Через некоторое время поросль липы зашуршала, и всплеск воды подтвердил, что Ахто Юрьевич был человек дела. Когда заросли зашуршали снова и Ахто Юрьевич вернулся на заседание, все оказалось гораздо серьезнее. Он прыгнул в воду вперед головой, а чтобы вылезти, ему пришлось опираться ногами на мягкое, пропитанное маслом дно. Присутствующие пытались всеми подручными средствами вернуть Ахто его прежний облик, однако результатом никто не остался доволен».

Теща и жена отвезли пловца на соседний молочный комбинат и отчистили его там раствором соды. Тем самым крепким раствором, которым отмывается посуда для молока. Кожа снова приобрела белый цвет, но скрипела, как пергамент.

Справка «ДД»
Специалист министерства из отдела воды Маргус Корсюков заявил «ДД», что некогда славившуюся лососем реку Пуртсе больше не считают таковой в связи с долговременным сланцевым загрязнением и строительством плотины, не имеющей прохода для рыбы. В качестве меры по улучшению состояния реки план предусматривает ее очистку. В то же время предусмотрены вспомогательные меры, согласно которым загрязняющие реку местные предприятия должны будут сделать свое производство экологически безопасным. Что касается залежей битума около реки, они, по словам Корсюкова, рассматриваются как остаточное загрязнение и будут убраны.

Справка «ДД»
По поводу восстанавливаемой энергии, которая иногда кажется однозначно экологичной, существует несколько «но». Как, например, обстоит дело с гидроэлектростанциями? С одной стороны - энергия экологична, с другой – плотины препятствуют миграции рыб, в частности лосося, к местам их нереста. Если бы в дамбах у электростанции были построены проходы для рыбы, церковь стояла бы посреди деревни. К сожалению, в Эстонии нет ни одной нормально функционирующей лестницы для лосося. Перед той же проблемой стоит и Хоррет Веррев, построивший на реке Пуртсе гидроэлектростанцию. Он таскает с собой портфель с пачкой планов лососевой лестницы и божится, что лестница будет построена. Это потребует от фирмы, содержащей электростанцию, около 1,2 миллиона инвестиций.

Фото: Антс Нурк
На поля между Кивиыли и Люганусе паводки и дожди намыли масляные отходы сланцевой промышленности, в результате чего возник слой битума толщиной в лопату и площадью в несколько гектаров. В то же время министерство окружающей среды обещает, что во избежание дальнейшего загрязнения воды эти залежи будут убраны.



В советское время на реке Пуртсе из-за двух плотин возник 800-метровый осадочный бассейн, на дне которого десятилетиями копится всевозможная промышленная химия.

www.dzd.ee

Эстония Прямая ссылка Добавил: Virtal 07.08.2007 09:58

|


Добавить комментарий

Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы
не вводить код безопасности каждый раз.