Interframe Подключение Софт Info Magic Фото Почта Карта Нарвы
Пользователь
Забыли пароль? Регистрация
Сейчас на сайте

Пользователей на сайте: 30

5 пользователей, 25 гостей

bombr3s volk kombat Virtal Unfaceable

Горячие новости

Уничтоженные гравийные дорожки на променаде - это
Счётчики

LiveInternet

Рейтинг@Mail.ru



Письмо в редакцию: больного ребенка отказались обслуживать по-русски? (1) 791 0

В редакцию DzD поступило письмо от женщины, которая утверждает, что ее с больным ребенком оскорбили медработники. По словам Юли (полное имя и фамилия известны как редакции, так и больнице), их отказались обслуживать по-русски в Таллиннской детской больнице.

"Пишу вам, поскольку в субботу, 10 апреля, я и мой ребенок получили огромный стресс, придя в приемное отделение Таллиннской детской больницы. Ребенок был в очень тяжелом состоянии: температура почти 40 градусов, одышка. Впоследствии была поставлен диагноз воспаление легких и ларингит. Ребенок, в конце концов, остался в больнице. Но написать мне хотелось бы о работниках этого отдела, которые дежурили 10 апреля.

Я сама уже 10 лет работаю в Таллиннской детской больнице, в отделении реанимации. На работе, как и все медсестры, я общаюсь со всеми родителями и пациентами. Как работник больницы, как медик, я придерживаюсь другого мнения о врачебной этике и общении с пациентами. Что сделали работники больницы?

Когда мы пришли, они не очень хотели нас обслуживать. Мы ждали, как все пациенты, а когда подошла наша очередь, я стала рассказывать о проблемах своего ребенка. Потом выяснилось, что нас никто не слушает (там находились две сестры), поскольку никто не понимает по-русски. И они сказали нам это в лицо.

Они сказали нам: «Мы - эстонки, мы живем в Эстонии, и у нас есть все права говорить с пациентами только по-эстонски. Когда пациент не понимает или не говорит по-эстонски, это проблема самого пациента». Т.е., как я понимаю, этот пациент уже помощи не получит? Я думала, что нам быстро окажут помощь, но эти две медсестры подняли национальный вопрос, напугали моего ребенка своим криком и не обслужили меня так, как должны были сделать на мои собственные налоги и как того требует медицинская этика. Ко всему прочему, недоразумение проявилось и в том, что медсестра хотела дать моему ребенку лекарство и не захотела слушать (или опять не поняла), что ребенку уже дали это лекарство дома.

Как медсестра реанимационного отделения я понимаю, к чему может привести передозировка лекарства. Ребенок был в очень тяжелом состоянии и получил к тому же стресс. На мой вопрос помощница медсестры, дежурившая 10 апреля, ответила громко и резко, используя нецензурную русскую лексику. Все это слушали моя больная четырехлетняя дочь и муж. Со мной в больнице такое произошло впервые, но я слышала, что в приемном покое Таллиннской детской больницы такое случается не в первый раз.

Надеюсь, вы дадите почитать это письмо и другим. Пусть люди знают, что за свои налоги, прежде чем получить медицинскую помощь, мы должны еще сдать экзамен по эстонскому языку, несмотря на то, в каком состоянии мы или наши дети находимся, и еще выслушивать нецензурщину. Или в Евросоюзе все это разрешено? Или эти медики не читают законов? Вопрос в компетентности конкретных работников приемного покоя Детской больницы. Подходят ли эти люди для того, чтобы работать в больнице с пациентами?"

Заведующая отделением Таллиннской детской больницы Криста Урбсоо, к которой корреспондент DzD обратилась за комментарием, была немногословна. "Во-первых, по телефону я с Вами на эту тему общаться не буду. Приходите в больницу, мы все соберемся вместе и обсудим это. При инциденте, о котором идет речь, присутствовало, как минимум, 5 человек". Затем Урбсоо назвала свои приемные часы, еще раз повторила, что по телефону комментировать ситуацию не будет, и повесила трубку.

Поскольку трубку заведующая повесила достаточно неожиданно, мы попытались перезвонить ей, чтобы уточнить, когда именно у нее найдется время для корреспондента. Урбсоо снова объяснила корреспонденту, что по телефону говорить не будет, добавив, что личную встречу может предложить только на следующей неделе, а ранее никаких комментариев давать не станет.

Пресс-секретарь больницы Тийна Эйер также не смогла никак прокомментировать эту проблему, поскольку, по ее словам, к тому моменту заведующая отделением уже ушла с работы, не оставив на этот счет никаких распоряжений. Второй врач, который, по ее словам, мог уполномочить пресс-секретаря дать официальный комментарий больницы, на момент разговора находился в Тарту, поэтому журналисту предложили прислать свой запрос по электронной почте.

В телефонном разговоре Юля подтвердила, что действительно работает в реанимационном отделении Таллиннской детской больницы. Обращение в редакцию она объяснила тем, что обязательно хочет предать огласке произошедшее с ней и ее ребенком. На вопрос о том, не боится ли женщина в результате потерять работу, Юля ответила: «Мое материальное положение таково, что я не боюсь лишиться этого места».

По ее словам, она действительно десять лет проработала в этой больнице и раньше слышала про случаи, подобные тому, что произошел с ней. «Но конкретно утверждать не могу. Одна моя дальняя знакомая столкнулась с таким отношением, но я не ручаюсь, что этот человек так же, как и я, решится рассказать о конфликте», - сказала Юля. Стоит отметить, что письмо, пришедшее в редакцию, было написано на корректном эстонском языке.

«Письмо я писала сама. На эстонском я говорю так же, как и на русском», - объяснила женщина. Корреспондент DzD спросил у нее, почему она в таком случае сразу не стала говорить с персоналом больницы на эстонском. Юля ответила так: «Я была после бессонной ночи, с больным ребенком на руках. В такой стрессовой ситуации я и не думала говорить по-эстонски, сами понимаете. Но когда мне начали грубить, и в мой адрес последовали оскорбления, то я уже перешла на эстонский».

Сейчас ребенок Юли чувствует себя хорошо. Его выписали из больницы, и, по словам матери, там с ним обращались очень корректно. Претензии у женщины есть только к персоналу приемного отделения больницы. Имена сестер, которые, как она утверждает, обращались с ней грубо, она записала на бумагу, но в суматохе потеряла. «Их имена я все равно выясню, так как планирую обратиться к своему адвокату и пойти в суд», - объяснила она.

Юля подтвердила, что при инциденте могло присутствовать пять человек: три медицинские сестры и, вероятно, родители детей, пришедших в больницу. «Я написала жалобы и главному врачу, и начальству этих сестер. Мне нечего терять, так как я все равно ухожу в декрет. Суд для них неминуем, если больница не примет меры. Я хочу извинений со стороны персонала и увольнения медсестры, которая нагрубила мне и ребенку», - заявила женщина в телефонном разговоре с DzD.

«Отдел контроля за качеством ознакомился с вашими вопросами и выдержками из письма читательницы, обсудил его 16 апреля 2010 года на собрании правления больницы вместе с приемным отделом и старшей сестрой. Поднятая проблема связана с неадекватным отношением обеих сторон. Ребенку в больнице оказали своевременную и качественную медицинскую помощь и выписали из больницы 13 апреля 2010 года», - прокомментировала DzD ситуацию Таллиннская детская больница. Других комментариев редакции DzD получить пока не удалось.


Олеся Труворова


Юлия Родина

16.04.2010

www.dzd.ee

Эстония Прямая ссылка Добавил: Virtal 18.04.2010 08:08

|


Комментарии

  • Efim

    Efim 18 апреля 2010 г. 16:05:34 Ссылка

    чё то часто такое случается.вертеть этих сестёр на раскалённой кочерге.чтоб в следующий раз ещё и чай с конфетами предлогали

  • Добавить комментарий

    Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы
    не вводить код безопасности каждый раз.